Есть в Воронеже дом, который на сто лет стал оплотом протестных, а потом и революционных сил. В скромном двухэтажном здании по адресу: улица 20-летия ВЛКСМ, 37 — бывали революционерка Вера Фигнер, большевик Владимир Невский (о нем «ОИ» уже писал в рубрике «Имена революции» ранее) и один из организаторов революционного переворота в Воронеже Николай Кардашов. Однако мятежный дух в дом вдохнула — ещё в середине 19 века! — его самая яркая хозяйка, весьма неординарная для своего времени женщина по имени Антонина Блюммер (по мужу Кравцова,  1836 — ориентировочно 1916 г.).

Девицы на лекциях

Дочь воронежского дворянина Блюммера попала в число знаменитостей своего времени ещё в молодости, когда с другими передовыми женщинами совершила настоящую революцию в университетском образовании России. В начале 1860-х она и другие барышни начали посещать в качестве вольнослушательниц лекции в университетах — неслыханное явление для того времени! «Сначала свистали, косились, говорили разные глупые дерзости, потом привыкли и перестали», — рассказывала позже Блюммер -Кравцова о том, как первое время слушательниц принимали другие студенты и педагоги.

Из шести российских университетов два были категорически против допуска дам на занятия, считая, что женщины будут отвлекать студентов от учёбы. «Допускать молодых женщин в университет, когда не знаешь, как справиться с молодыми мужчинами, это было бы верхом безумия!» — писал в своих воспоминаниях один из столичных профессоров.

От учёбы к бунту

Вольнослушательницы быстро и органично входили в мужской коллектив, проникались интересами студенческой молодёжи. А поскольку студенты-шестидесятники имели склонность к бунту, то и женщины столь же естественно и органично влились в ряды бунтовщиков. О многом говорит тот факт, что среди первых вольнослушательниц пятеро были занесены в биобиблиографический словарь «Деятели революционного движения в России» и Антонина Блюммер в первых рядах! Антонина Петровна начала распространять нелегальную литературу, её арестовали за революционную пропаганду и выслали в Воронеж под надзор отца. Но она и здесь развивает бурную деятельность. Дом необычной по тем временам дамы часто становился приютом для высланных из столицы подозрительных элементов. Наверное, поэтому дом прозвали «Ноев ковчег» — «всякой твари по паре».
Кстати, неуёмная Антонина добилась открытия в Воронеже народной библиотеки имени А.В. Кольцова и школы при тюрьме. Потом опять арест, заточение и после освобождения долгое время полицейский надзор, но от своих убеждений Антонина не отказалась до конца долгой — 80 лет — жизни.

Сама Антонина Петровна была очень довольна своей неблагонадёжностью, считая её синонимом порядочности. «Я им (властям) очень не нравлюсь, — писала она, — чем я очень довольна. Делать не так, как делают подлые, мерзкие люди, есть уже своего рода достоинство».

Долгая жизнь хозяйки дома и верность своим идеям обеспечили ей непрерывный поток неблагонадёжных гостей, и после смерти вольнодумной дворянки в доме остался революционный дух: именно тут в 1917 — 1919 годах жил один из организаторов Октябрьского вооружённого переворота в Воронеже, первый председатель городского и губернского РСДРП (б) Николай Кардашов.

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.