2017 год — столетие революционным событиям в России, которые изменили весь 20-й век. Какие люди были вершителями судеб и влияли на жизнь миллионов? Не будем сейчас оценивать и делить на плохих и хороших, а просто узнаем — откуда они такие вышли, какие зигзаги жизненных перипетий пришлось испытать, что это за личности? В первой публикации из цикла «Имена революции» речь пойдёт о судьбе Николая Алексеевского и его друзей.

Николай Алексеевский

В центре Воронежа есть тихая, небольшая улочка, известная знаменитым столетним импозантным домом с совой. Улица Алексеевского, деятеля революции, как написано в кратких словарях. Сразу представляется бывалый, прошедший тюрьмы и ссылки человек. В это трудно поверить, но в 1920 году председатель губчека, заместитель председателя губисполкома, за полтора года до этого только получил аттестат зрелости гимназии г. Боброва. Вчерашние гимназисты Коля Алексеевский и Костя Авдеев, самые активные, романтически настроенные на «правильный» и справедливый передел мира, пойдут в революционный комитет Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Для начала им поручат собрать по селам книги в уездную библиотеку. Вступят в партию большевиков. В декабре 1918-го Николай Алексеевский становится редактором «Известий Бобровского Совета РК депутатов». А дальше события захлестывают.

 Бобров восемь раз переходит из рук в руки красных и белых.  Гимназисты возмужают в считанные дни, месяцы. Замечены их знания, решительность, смелость и умение работать с людьми. Авдеев назначается председателем Богучарского уездного ревкома. Алексеевского направляют в Воронеж, избирают членом губисполкома, которым какое-то время «командовал» Л.М. Каганович (напомним, что имя видного революционера носило метро в Москве).

Но кто эти юные революционеры, где их корни?  Мама Николая Алексеевского Елизавета Александровна в свои 92 года рассказывала, что муж её Евгений Иванович работал инспектором народных училищ и директором учительской семинарии. Пятеро детей в семье. Она сама училась в гимназии вместе с Н.К. Крупской. По приезде в Бобров работала библиотекарем. В шестом классе учитель словесности зачитывал на уроках прекрасные сочинения Коли. Играли в драматическом кружке. А струнным оркестром управлял Костя Авдеев. Оба — из дворянских семей, у Кости отец — монархист. К царизму юноши относились с презрением. Идеалом считали республику. Коля Алексеевский выбирается председателем гимназического совета, а вместе со своим одноклассником Евгением Плужниковым издает рукописный журнал «Призыв» крайне реального (так указано в мемуарах) направления. Потом Евгений Плужник вошел в историю как видный украинский поэт, прозаик, драматург, переводчик, погибший на Соловках. Вот такие мальчики революции, верящие в свободу, равенство, братство.

 «…убедительно прошу освободить меня от обязанностей председателя Губ. ЧК…»

24 апреля 1920 года двадцатилетнему Алексеевскому, по другим сведениям — девятнадцатилетнему, доверяют ответственный пост председателя Воронежской губернской чрезвычайной комиссии (ВЧК), которая должна была беспощадно и безжалостно бороться с врагами революции. В этой должности по известным только ему причинам он понял, что это дело — не для него.

Пишет в Губкомпарт одно за другим три заявления: «Работа в ЧеКа не вполне соответствует моим наклонностям и способностям». Молод, опыта нет, мал партийный стаж. «Проработав полтора месяца в Губчека, я окончательно убедился в своем несоответствии на этой и вообще общественной работе в общегубернском масштабе». «После тифа с нервным потрясением… я убедительно прошу освободить меня от обязанностей председателя Губ. ЧК».

Только 12 октября 1920 года его просьбы учли. А уже в начале ноября в качестве чрезвычайного комиссара его командируют на юг губернии. Там в ответ на продразверстку, изъятие продовольствия у селян вспыхнул крестьянский мятеж. И снова брат шел на брата.

Последний патрон — себе
12 декабря вдруг вызывают в Воронеж. Алексеевский вместе с губвоенкомом Федором Мордовцевым и старым другом Костей Авдеевым из уездного Богучара отправились на ближайшую ж/д станцию Кантемировку. Выехали налегке, без надежной охраны. Их окружили свалившиеся снегом на голову крестьяне-мятежники. Костя погиб. Сам атаман восставших Иван Колесников, по свидетельству очевидцев, зарубил Мордовцева, хотя тот попросил: «Пожалей детей». Алексеевский последний патрон оставил для себя и застрелился. Именами Алексеевского и Авдеева будут названы центральные улицы родного им Боброва. Плужнику установят мемориальную доску в сердце древнего Киева. А упокоится Коля Алексеевский рядом с Федором Мордовцевым в некрополе парка «Орленок» Воронежа. Вот такая яркая короткая судьба…

Елена Устинова

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.